О моде на психологическую помощь рассуждает православный психолог, психотерапевт, преподаватель курса «Практическая и пастырская психология», директор тренинговой компании Наталия Скуратовская.

Щегольнуть именем
– Некоторые считают, что визит к психологу аналогичен косметической процедуре, другие не видят в этом особой пользы. Действительно ли сегодня существует мода на психологическую помощь и так ли уж человеку нужен психолог?

Наталия Скуратовская

– Начало моей психологической практики пришлось на 1994 год, когда повсеместно считалось, что «к психологам ходят только психи». Причем в это же самое время многие увлекались западными фильмами, и «посещение психоаналитиков» ассоциировалось с «заграничным» образом жизни. Обратите внимание, что частный психолог — очень востребован.

Тогда преобладали две категории клиентов. Одни – люди с серьезными психиатрическими диагнозами. У меня под рукой всегда был телефон психиатрической неотложной помощи, а с какого-то момента в нашем центре вообще провели тревожные кнопки, чтобы секретарь на ресепшене мог сам вызывать психиатрическую неотложку.

Второй категорией были жены «новых русских» – новоявленных бизнесменов и бандитов. Для них посещение психолога, с одной стороны, было западным стандартом потребления. Они были уверены, что у каждой уважающей себя женщины должен быть не только персональный косметолог, маникюрша, стилист, фитнес-тренер, но и психотерапевт. В конце концов, приличные люди могут себе это позволить.

С другой стороны, этим женщинам реально не с кем было поговорить. У каждой второй проблема – муж подарил пятую норковую шубу, а носить ее некуда, потому что супруг везде ходит с девочками из эскорта. При этом общаться со старыми подругами таким женщинам казалось моветоном, не престижно. Социальный уровень-то не тот. Новых подруг не появлялось. С мужем своеобразные отношения. И выходило, что посещали психолога, чтобы высказать наболевшее, и только потом вырастал запрос на реальную психологическую помощь.

Так что истоки «моды», о которой вы говорите, действительно давние.

И по сей день существует категория людей, которые воспринимают психолога или психотерапевта как часть сервиса, как часть стандарта потребления. Абсолютно неважно при этом, помогает ли психолог.
Такие клиенты могут быть не ориентированы на пользу от консультаций. Им важнее, чтобы психолог был широко известен, а его именем можно было бы при случае щегольнуть: «А я к Л… хожу», «Мой психолог И… говорит, что…» Но причины растущей популярности психологической помощи все-таки значительно глубже.

Хочу разобраться с этим «плохо»
– Почему же сегодня психологи востребованы?

– Совсем не сегодня, а все-таки последние лет пятнадцать люди все больше обращаются к психологам.

Во-первых, потому что накопилось много нерешенных психологических проблем. Люди моего поколения еще помнят те времена, когда только экстраординарные события могли побудить пойти к психологу. Как тогда, так и теперь к психологу приходят, если человеку плохо и он с этим «плохо» хочет разобраться. Он не в состоянии решить свою проблему самостоятельно, чувствует себя в тупике.

Крайне редко приходят к психологу для того, чтобы улучшить качество жизни, открыть новые перспективы, возможности, ресурсы. Бывает и такое, но это редкость.

Недавно ко мне пришел клиент. И на вопрос «А с чем бы вы хотели разобраться сейчас?» он, не моргнув глазом, ответил: «Для начала хочу сказать, что у меня все хорошо!» Я тут же воскликнула, что это праздник какой-то, ведь так редко приходят люди, у которых все хорошо. Потом последовал запрос, но это был тот самый редкий случай помочь улучшить качество жизни.

А между тем, психологических проблем в обществе накопилось много. Среда, в которой многие из нас растут, живут, формируются как личность – травматична и дисфункциональна.
От дисфункциональных семей до школьного образования мы то и дело попадаем в психологически травмирующие ситуации. В результате большинство людей приходят к сознательному возрасту с грузом психотравм, которые в какой-то момент реально начинают мешать им жить.

Дайте мне волшебную таблетку
– Наверняка так и раньше было, почему сейчас все говорят о моде?

– Потому что интернет… Потому что именно сейчас повысилась информационная доступность. Очень многие люди сначала пытаются разобраться в своих проблемах сами: читают книги, смотрят психологическое видео, слушают лекции. И только тогда, когда понимают, что самим справиться не получается, обращаются к профессиональным психологам.

Первая большая группа причин этой моды – реальные психологические проблемы и повысившаяся доступность информации.

Вторую группу причин я определяю для себя как поиск «волшебной таблетки от всего». Человек признает, что у него есть проблема, но хочет, чтобы кто-то за него эту проблему решил. Есть такой миф, мол, я найду специалиста, приду к нему, отдамся, и все у меня будет хорошо. На месте такого специалиста не обязательно будет психолог.

Помню времена, когда за «волшебной таблеткой» народ ходил к экстрасенсам, за тем же, кстати, некоторые ходят к батюшкам. Это ничего не говорит ни о религии, ни о психологии, зато блестяще свидетельствует о запросе на магические действия.
Человек, ощущая свое бессилие справиться с какими-то проблемами, хочет найти волшебный способ их решения или волшебного человека, который все сделает за него самым лучшим образом.

Понятно, что в реальной жизни это работает на уровне плацебо. Если у человека есть иллюзия, что он пришел в правильное место, то какие-то эмоциональные проблемы действительно могут решиться. Со временем может появиться смелость заняться психологическими проблемами реально, подключив к процессу специалиста.

Третья группа – это те, кто ходит к психологам, чтобы доказать себе и другим, что им никто не может помочь.

Иногда нужно направить к психиатру
– Для многих камнем преткновения является еще и вопрос – пойти к психологу или к психотерапевту.

– Здесь нужно понимать, что формат психотерапии и психологического консультирования – не одно и то же.

Психологическое консультирование занимается решением социальных и поведенческих проблем, то есть тем, в чем необходимо просто разобраться, найдя новый алгоритм действий. Психотерапия работает с глубинными вещами: травмами, эмоциями, базовыми установками, дефицитом принятия и доверия, то есть с тем, с чем нельзя работать исключительно через интеллект. Но и в первом случае, и во втором работа предполагает сотрудничество терапевта и клиента.

И если клиент, приходя к психологу, рассказывает вымышленные истории про себя, если умалчивает о том, в чем заключается его подлинная проблема, то опытный психолог это распознает, но, поверьте, никогда не станет давить на клиента, вынуждая его немедленно говорить правду – а постарается сначала создать атмосферу доверия.

Порядочный психолог никогда не станет давить еще и потому, что в своем большинстве мы все-таки не умеем читать чужие мысли, поэтому не стоит навязывать свои предположения клиенту.

Практика показывает: первичный запрос зачастую не соответствует той проблеме, которую человек хочет решить. Обычно приходят с тем, что не страшно сказать прямо сейчас.
Психологи стараются относиться к этому терпеливо, вместе с клиентом слой за слоем, как археологи на раскопках, приближаться к той проблеме, с которой человеку действительно нужно работать. Но ситуация, когда к психологу приходят доказать, что никто не может помочь – она другая.

Человек подозревает, например, а иногда ему кто-то из окружающих говорит напрямую, что с ним что-то не в порядке. Он может быть с этим внутренне не согласен, а свою сложность и исключительность доказывать железобетонным аргументом «никто не в состоянии мне помочь».

Например, в нашумевшей истории с убийством и самоубийством студента Бауманки, очевидно, речь идет о психопатии, психическом расстройстве, как минимум пограничном, но не исключена и большая психиатрия.

Почему я об этом говорю? Потому что любой порядочный психолог при малейшем подозрении на психиатрические симптомы обязан направить человека к психиатру. Как говорится, не надо льстить себе. Есть вещи, с которыми можно справиться только с применением психофармакологии. Более того, некоторые методы психотерапии могут быть не просто бесполезны, но стать катализатором деструктивного поведения.

Именно поэтому любой практикующий психолог обязан разбираться в психодиагностике, знать психиатрию хотя бы на уровне азов, которые помогут с определенной степенью вероятности заподозрить симптомы психического расстройства.

Поверьте, лучше перебдеть, чем недобдеть. Лучше найти тактичные слова, которые не испугают и позволят человеку дойти до психиатра, чтобы опровергнуть возможный диагноз, чем упустить серьезное психическое расстройство.
Часто клиенты скрывают принципиально важные вещи, но еще чаще психологи грешат тем, что переоценивают свои возможности и берутся за то, с чем справиться не в состоянии.